РУС
ENG
DEU
FR
 
 
Поиск
Карта
сайта
 
 
 
 

Архимандрит Серафим (Розенберг). 1909-1994

9 января 1994 года поздно вечером монастырский колокол печально возвестил о кончине земного странствования старейшего насельника обители— ризничего архимандрита Серафима (в миру Аркадий Иванович Розенберг). 62 года подвизался отец Серафим в монастыре. Целая жизнь!

Вот что рассказал в автобиографии отец Серафим о своем детстве и. юношестве. “Родился 19 июня 1909 года в городе С.-Петербурге. Отец, Иван Иванович Розенберг, латыш, лютеранского вероисповедания. Мать, София Васильевна Кононова, русская, православная. Отец – землевладелец села Изборска, Псковской губернии, также и торговец. Учился дома и в разных школах. 1925-28 гг. учился в русской гимназии в г. Юрьеве, в Эстонии. 1928-30 гг. проходил военную службу (на флоте) в г. Ревеле и г. Юрьеве. 1930-32 гг. служил аптекарским учеником в аптеке при больнице города Печоры.

18 марта 1932 года был принят в Псково-Печерский монастырь при настоятеле епископе Иоанне (Булине).

Скупые строчки автобиографии скрывают от нас духовные искания человека. Немного позднее, объясняя причины прихода в монастырь, он напишет: “Не имея интереса ни к каким занятиям, будучи малоразвитым (владеющий немецким, эстонским и английским языками! — прим.) и застенчивым и не находя удовлетворения в различных удовольствиях и развлечениях, я стал тяготиться жизнью. Тоска эта заставила меня искать поддержки в религии, до тех пор мне совершенно чуждой. Познакомился ближе с монастырем, читал духовные книги, житие преподобного Серафима Саровского в частности. Наконец попросился, по совету одного монаха, в монастырь. В марте 1932 года был принят пономарем”.

“Цель христианской жизни — стяжание (приобретение) Духа Святаго!” Эти слова Преподобного Серафима Саровского утолили духовную жажду Аркадия Розенберга, и он остался в обители навсегда. Начались ежедневные молитвы и труды пономарем, в иконной лавке, экскурсии для паломников по пещерам. Принял постриг с именем Серафим, затем благодать священного сана диакона и пресвитера через рукоположение от архиепископа Николая (Лейсмана). Для своего духовного руководства переписывает иеромонах Серафим книгу древнего наставника монашества Феодора Студита и старается исполнить в жизни. Ежедневное чтение житий святых дополняет обучение “внутреннему деланию” инока. По особым дням в году он сопровождал чудотворные иконы на крестных ходах в Печорском крае.

“Иеромонах Серафим данное ему послушание выполняет охотно и хорошо. Каждую минуту своего досуга заполняет полезным трудом. Предан обители и как монах служит образцом для всей братии. Скромен, смиренный, с полным отсутствием гордости. Абсолютно трезвый и до мельчайших подробностей выполняющий монастырскую дисциплину”,— писал впоследствии настоятель монастыря епископ Владимир.

Великая Отечественная война много переживаний принесла батюшке Серафиму. Голод. Послушание казначея и ризничного (ответственный за церковные облачения, иконы и утварь храмов). Насильное отправление ризницы монастыря в Германию, библиотеки и архива обители — в Эстонию. Без вести в 1944 году пропали родители и сестра. Радость освобождения от немцев омрачена репрессиями, допросами. С сентября 1945 г. по ноябрь 1946 г. отец Серафим служил священником в церкви св. великомученицы Варвары в г. Печоры. Терпение и молитва побеждали все. Господь не оставил подвижника без Своего попечения. Пришла утешительная весть: родители и сестра живы и находятся в Швейцарии. Ризница чудом Божиим возвращена из плена в 1973 году, а библиотека— в 1991 году. Слава Богу!

Отец Серафим возводится в сан архимандрита и получает ордена св. князя Владимира и прп. Сергия Радонежского. Батюшка Серафим смиренно продолжает, уже прихрамывая, носить в храмы по ступеням лестниц иконы и облачения к Богослужению. Осенью сметает с крыши своей кельи пожелтевшие листья, исполняя послушание старцу Симеону; зимой пилит помельче дровишки для печи; по весне разбрасывает снег от келии, чтоб быстрее таял. На вопросы отвечает с приветливой улыбкой. Иногда переводит с иностранных языков письма, приходящие на монастырь. Кроме этого, неопустительно, ежедневно посещает утреннее и вечернее Богослужение.

Так проходят годы до последней болезни, и пять лет отец Серафим терпеливо переносит страдания, ежедневно причащается Святых Христовых Таин, читает духовные книги и молится, непрерывно молится. Выходит иногда на непродолжительную прогулку и за любую услугу себе он от души с поклоном говорит: “Благодарю!” Келья отца Серафима находилась рядом с Успенским собором, далеко в стороне от братского корпуса, в котором все на виду у всех. Может быть, поэтому его жизнь архимандрит Феофан назвал “Таинственной книгой”, которую не прочитать никому...

В коридоре перед кельей у отца Серафима висела собственноручная выписка из творений святителя Тихона Задонского для христианского наставления приходящих:

“1. Всяк при Крещении Святом отрекся сатаны, дела которого суть дела злая, и Богу весьма ненавистная, то есть: идолослужение, чародеяние, гордость, зависть, вражда, пьянство, блуд, сребролюбие, разбои, хищения, воровства, сквернословия, песни скверныя — и все, что противится здравому разуму. Ты всех сих на крещении отрекся троекратно, и на вся сия поплевал; берегись же на Сие обращаться!

2. Отрекшися сатаны, ты обещался троекратно служить Христу Сыну Божию, со Отцом и Святым Его Духом. Ты в службу Христу присягнул как воины присягают, служить Ему верно, даже до смерти. А служить Христу как? Послушай: веру в Него иметь и с верою жизнь свою в страсе Божии благочестно провождать, и Ему по возможности сообразоваться.

3. Пользует сия в памяти содержать: а) вездеприсутствие Божие; б). житие и вольное страдание Христово рассуждать; в) помнить лоследния четыре: смерть, никому неминуемую, суд страшный, где за слово, дело и помышление злое ответ воздадим; третие — ад или муку вечную, конца неимущую, грешников ожидающую; четвертое —Царство Небесное, верным, свято житие провождающим, уготованное. Увещеваю сие всякому в своей памяти всегда содержать и домашних своих почаще подкреплять, а паче внушать малым детям, чтобы они знали и помнили свое обещание и от младых лет приучались благочестию. От воспитания убо все житие зависит, а родители, в страсе Господни детей своих не воспитающии, Божия наказания не избегнут (1 Пет. 5, 8—9)”.

Эти слова являются как бы духовным завещанием архимандрита Серафима. Даже в далекой Франции, в женском православном монастыре в местечке Бюсси, звучали наставления отца Серафима. Его родная сестра Тамара Ивановна Розенберг часто приезжала туда из Швейцарии и утешала матушек обители чтением душеспасительных писем брата. На вопрос одного монаха — “что самое необходимое для мирной жизни в монастыре?” — отец Серафим ответил: “Слушаться начальство!”

Живой пример многополезного послушания священноначалию и жертвенной любви к Псково-Печерской обители, сохраненную от расхищения ризницу оставил нам смиренный, трудолюбивый и терпеливый старец — архимандрит Серафим. Вечная ему память!

Игумен Тихон. Псково-Печерский монастырь. 18 марта 1994 г.