РУС
ENG
DEU
FR
 
 
Поиск
Карта
сайта
 
 
 
 

Валаамские старцы

В конце 50-х - начале 60-х годов в результате хрущевских гонений на Церковь на всей территории нашей страны осталось менее двух десятков монастырей, причем в основном женских. Из мужских обителей, помимо нескольких в Белоруссии, Литве и на Украине, в собственно русских землях в тот период действовали только Свято-Троицкая-Сергиева Лавра и Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь.

Именно в Печорах находили себе тогда пристанище иноки, связанные с духовными традициями Оптиной, Вышенской, Макарьевской на реке Лезне и Глинской пустынь - ученики учеников знаменитых старцев. Печерские насельники смогли соприкоснуться и с живыми традициями валаамского монашества, когда в 1957 году к ним прибыли из Финляндии семь братии Ново-Валаамской обители (в 1939 году древний Валаамский монастырь был эвакуирован с островов Ладожского озера, оказавшихся после финской войны в границах СССР).

Это были:

иеросхимонах Михаил,

схиигумен Лука,

игумен Геннадий (позднее трудился на приходском служении, где и скончался),

монах Сергий

и принявшие схиму уже в Печорах схимонах Николай (до схимы Борис),

иеросхимонах Иоанн (до схимы Лавр),

схимонах Герман (до схимы Гурий).

В памяти обители наиболее ярко запечатлелись духовные образы иеросхимонаха Михаила, схиигумена Луки и схимонаха Николая. С их именами связана и основная часть дошедших до нас письменных свидетельств; поэтому именно этим замечательным старцам и посвящена часть книги. Пройдет время, и, возможно, найдутся какие-то иные исторические источники, которые помогут составить хотя бы краткие жизнеописания и других валаамско-печерских иноков. В любом случае даже на основе имеющихся документальных свидетельств можно утверждать, что былые постриженники Валаама, став полноправными насельниками Псково-Печерской обители, внесли в ее духовную сокровищницу и свой благодатный вклад.

Немало добрых слов, подтверждающих, в частности, значительную роль валаамцев в воспитании более молодых печерских насельников, сказано в воспоминаниях некогда псково-печерского инока иеромонаха Кенсорина, которому в юные годы посчастливилось по послушанию заботиться о некоторых старцах (в последние годы он нес церковное послушание в качестве наместника Святогорского монастыря в Пушкинских, точнее Святых, Горах на Псковщине).

Как пишет отец Кенсорин:"По благословению наместника архимандрита Алипия в 1962 году я поступил на послушание к валаамским старцам.

По поступлении моем на это высокое святое послушание мне пришлось ухаживать за тремя великими святыми старцами: схииеромонахом Михаилом, схиигуменом Лукой и схимонахом Николаем (Борисом).

Кроме названных, были еще иеросхимонах Иоанн, иеромонах Сергий, иеромонах Геннадий и схимонах Герман. Эти были помещены в братском корпусе, а те, за которыми ухаживал я, помещались в Лазаревском корпусе.

Я посещал этих старцев еще до поступления к ним келейником. Когда работал я на пекарне, то всегда приносил им теплый свежий хлеб. Мне также приходилось часто исповедоваться у отца Михаила. Старцы меня знали хорошо и очень радостно все приняли. Я был бесконечно рад этому новому послушанию и с любовию к нему относился". "Я с любовью ухаживал. Входя на послушание, я чувствовал их молитву и сердце как-то наполнялось Духом Святым".

Отец Кенсорин объясняет ощущение благодатности престарелых валаамцев тем, что "эти великие старцы путем непрестанных трудов, подвига молитвы, поста и послушания приобрели образ Божий... ".

Я постоянно скорблю и сожалею, что мне больше не встречалось таких старцев, с которыми можно было бы поделиться, посоветоваться, облегчить свою душу. Может быть, они ушли из этой жизни, и нам уже никогда не дойти до их совершенства - нет тех условий, хотя и говорят, что Христос вчера и днесь той же и во веки..."

Особенно много валаамцы дали отцу Кенсорину именно как духовные руководители, поддерживая его на пути очищения его души. Он особо подчеркивает это в своих записках: "Я лично считаю, что жизнь в монастыре без духовного руководства, без контроля над собой, бессмысленна - не будет духовного совершенства; это будет только название монастыря... А святые Отцы говорят: монах без Иисусовой молитвы - черная головешка. Для этого нам даются четки, ибо четки являются мечом духовным. А чтобы научиться молитве Иисусовой, нужна чистота сердца, а ее приобрести можно только путем смирения, путем послушания и путем откровения помыслов старцу. Я постоянно думаю: как это можно жить в монастыре без старцев? Я лично, живя в монастыре, ежедневно посещал отца иеросхимонаха Симеона, старца иеросхимонаха Михаила, схиигумена Луку, схимонаха Николая и постоянно открывал им свои помыслы, когда можно было (кто был посвободней), поэтому я посещал всех. Не мог один уделить мне столько внимания, сколько мне для этого требовалось. И они все, конечно, принимали меня с любовью, и я мог в то время, при откровении своих помыслов, спокойно жить в монастыре. И святые Отцы говорят: для одних монастырь - это рай, а для других - это тюрьма! Так же говорил часто мне и мой старец - отец Никита".

Смиренный ученик старцев, отец Кенсорин, сожалея об их уходе в вечность, замечает:"Жаль, конечно, таких великих старцев-подвижников, которые служили нам примером в нашей повседневной жизни, ибо, взирая на них, мы могли наглядно видеть людей, о которых нам пишут в житиях святых. Когда мы читаем об их жизни, как-то трудно укладывается в нашем сознании, нашем воображении, что они совершали подвиги выше сил человеческих. Конечно, не они совершали, как говорит праведный о[тец] Иоанн Кронштадтский, но благодать, живущая в этих людях.

Конечно, это благодать Духа Святого, живущая в них, укрепляла их. Их молитвы, конечно, очень сильны пред Богом".

...Как-то, снимая киноленту о Валааме "День поминовения", создатели фильма спросили отца Кенсорина о его впечатлении от общения с валаамскими старцами, с тем чтобы ответ инока прозвучал на экране. Он тогда почтил их память особо благодарными словами:"Это невозможно передать. Даже нет слов передать. Вот представьте себе - как слепому невозможно красоту природы рассказать, так не могу всех этих чувств... выразить своими словами. Значит, эти старцы, т. е. духовные лица,- это соль земли. И вот эти старцы - они также были как бы путеводителями: т.е. они берут как бы за руку свое духовное чадо и ведут ко спасению. Вот в этом - весь секрет. Это значит - не только сами спасаются, этого мало...

Я прихожу к такому убеждению, что если монашество рухнет, то мир без монашества не сможет существовать".