Главная > О монастыре > Патерик > Иеродиакон Анатолий (Семенов)

Патерик

Иеродиакон Анатолий (Семенов)

В Псково‑Печерском монастыре, 26 апреля 1986 года, в канун празднования Входа Господня в Иерусалим, на 81 году жизни скончался иеродиакон Анатолий, уставщик братского хора.

В апреле 1945 года он вошел в Святые ворота обители с тем, чтобы остаться здесь навсегда. При поступлении в братство он с великой радостью сообщил своему другу Ивану Матвеевичу Тихомирову (в будущем — архимандриту Иерониму): «Я получил ангельское послушание быть стражем монастыря» (первое время он был сторожем). Со дня поступления в монастырь иеродиакон Анатолий исполнял различные хозяйственные послушания: пек просфоры и, обладая первым тенором, пел на клиросе.

Через два года он был пострижен в монашество с именем Анатолий.

За благочестивую, многополезную для обители жизнь монах Анатолий был удостоен сана иеродиакона (несмотря на потерю кисти левой руки на фронте).

Через 11 лет после рукоположения он назначается на должность уставщика братского хора. А спустя еще 13 лет за усердное служение по ходатайству старцев Духовного Собора монастыря и отца Наместника, в связи с празднованием 500‑летнего юбилея обители в 1973 году, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен наградил иеродиакона Анатолия орденом Святого князя Владимира III степени.

«Иеродиакон Анатолий является одним из лучших насельников монастыря. Скромный, смиренный, незлобивый, всегда послушный, муж благоговейный. Послушание свое выполняет в меру физических сил хорошо. Ежедневно поет в храме, но особенно хорошо читает, иногда заменяет канонарха. Неизменно во все воскресения и праздничные дни на ранних литургиях регентует народным пением на клиросе. В келии пишет синодики... Вообще примерный инок, поистине раб Божий» – так отзывалось о нем монастырское священноначалие и братия.

Будучи инвалидом войны в возрасте 76 лет, из которых 35 были отданы трудам в обители, иеродиакон Анатолий почувствовал резкое ухудшение здоровья. Имея множество телесных недугов, он продолжал выполнять послушания уставщика, регента, и многие другие. О. Анатолий оформлял все синодики о здравии и упокоении, усердно выполняя просьбы притекающих в обитель верующих людей, просящих святых молитв.

Великим постом 1986 года над иеродиаконом Анатолием было совершено таинство елеосвящения. В день кончины (а в тот год это была Лазарева Суббота), он был келейно причащен Святых Христовых Тайн, и при чтении Акафиста Спасителю, по окончании праздничного звона ко Всенощному бдению, мирно скончался.
Отпевание с собором священноиноков обители совершил духовник братии архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Погребен иеродиакон Анатолий в Богом зданных пещерах.

В монастырском архиве остались записи иеродиакона Анатолия о днях своего детства.

«Родился я 1 октября 1905 года в деревне Варварино близ Пскова, в благочестивой крестьянской семье. Отца моего звали Симеоном, мать Марией. Она умерла в возрасте 28 лет, когда мне было всего 2 года, поэтому я ее не помню. Отец рассказывал, что она любила ходить в храм Божий, посещать святые места. Неоднократно, преодолев пешком 80 километров от своего села, приходила она и в Псково‑Печерский монастырь.

Отец мой тоже неоднократно ходил в эту обитель. После смерти матери нас у него осталось четверо детей. Старшей сестре шел тогда 11‑й год. Еще были живы дедушка Никита и бабушка Евдокия. Из всей семьи трудоспособным был лишь отец. Чтобы всех прокормить, он, спустя два года после смерти матери, вторично решил жениться. Я был очень обрадован приездом новой мамы. Она утешала меня разными гостинцами. Вообще она была простою и доброю, ухаживала за нами как за родными детьми. Мы жили с нею в мире и согласии до самой ее кончины. Когда в семье рождались новые дети, то меня оставляли нянчить их в летнее время, когда вся семья уходила на полевые работы.

В школу ходить мне было некогда, и учиться я начал дома от своей старшей сестры, которая закончила 3 класса сельской школы. В этой же школе полтора года учили и меня. Когда мне исполнилось 11 лет, мой дедушка договорился с псаломщиком приходского Никольского храма, чтобы я помогал ему читать в церкви на службе шестопсалмие и часы.

Псаломщик дал мне на дом учебный часослов, чтобы я научился правильно читать по нему. Для меня эта учеба была большим удовольствием. Лишь через три месяца я получил разрешение читать в церкви. Сначала шестопсалмие, и через некоторое время и часы. Правда, при чтении ошибки еще были. Клиросное пение мне никак не давалось.

Наш регент не раз говорил отцу, что я к пению не способен. Лишь через несколько лет у меня немножко стало усваиваться простое пение, а нотного я не знаю и до сих пор. 

В воскресные и праздничные дни никто в семье нашей не работал. Все утром шли в церковь. Дома же оставался кто‑нибудь один присмотреть за скотиной. После службы все час отдыхали, а затем кто‑нибудь из семьи читал вслух божественные книги, остальные же слушали. Также пели церковные песнопения и молитвы.

Отец наш был неграмотный, но имел хорошую память. Когда ему что‑либо читали, он всегда запоминал и нам подробно рассказывал. Из угодников Божиих особо отец почитал святителя Николая который спас его как‑то от потопления. Было это не то в 17‑м, не то в 18‑м году. Отца мобилизовали на 3 недели работать на границе, где копали траншеи. Он должен был на лошади перевозить разный материал. Однажды он стал вброд переправляться через неглубокую речушку. Но на середине реки у отца закружилась голова от быстрого течения. Лошадь, оставшуюся без управления, стало уносить влево, постепенно все оказались под водой, а вещи унесло течением. Видя неминуемую гибель, отец стал призывать на помощь святителя Николая. И только он воскликнул: «Святый Николай, спаси меня!», как вдруг лошадка бросилась изо всех сил вправо и как по ступеням стала выходить из воды. Отец добрался до первой встречной деревни, где добрые люди его приютили и накормили. Когда мне было 15 лет, а моему брату 17, наш отец умер». 

На этом простой и немногословный рассказ отца Анатолия о своем детстве завершается.

Спустя 6 лет после смерти отца, в 1927 году Андрей Семенов был призван служить в ряды Красной Армии. Через 5 лет он вернулся на родину и занялся земледелием. С 1938 года работал на торфоразработках близ Пскова.

В 1939 году в рядах Советской Армии участвовал в войне против белофиннов, на фронте был санитаром. В 1940 году получил ранение и попал в госпиталь. По выздоровлении устроился работать конюхом на молокозаводе в Пскове. С 1943 по 1944 год занимался земледелием в Литве.

В 1944 году был взят на фронт санитаром. В боях под Ригой осколком снаряда ему оторвало кисть левой руки. После лечения в госпитале в 1945 году он поступил в Псково‑Печерский монастырь.

«С юношеских лет имея влечение к иноческой жизни и, по воле Божией, испытав монастырскую жизнь в Святой обители, я еще более укрепился в моем заветном желании иноческого жития...», — написал послушник Андрей Семенов 12 сентября 1947 года.

Тогда же он был пострижен наместником монастыря архимандритом Владимиром (Кобец) в монашество с именем Анатолий.

В 1953 году в Успенском соборе монастыря по благословению правящего архиерея — митрополита Ленинградского и Новгородского Григория, находившийся на покое в обители епископ Гавриил (Абалымов) по представлению наместника архимандрита Пимена (Извекова, будущего Патриарха Московского и всея Руси) рукоположил монаха Анатолия в иеродиаконы.

 

«Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Григорию,

Митрополиту Ленинградскому и Новгородскому

Наместника Псково‑Печерского монастыря архимандрита Пимена

 

Представление

 

В братстве Псково‑Печерского монастыря с 1945 года состоит монах Анатолий (Семенов), 1905 года рождения. Обладая первым тенором, он с момента поступления в монастырь и по настоящее время украшает монастырское клиросное пение. В настоящее время в Псково‑Печерском монастыре недостаточное количество иеродиаконов, ввиду чего монах Анатолий, обладая хорошим голосом и достаточной грамотностью, очень бы подходил для священнослужения в сане иеродиакона. Но, представляя его, меня смущает одно важное обстоятельство, которое я почтительнейше и представляю на благоусмотрение Вашего Высокопреосвященства.

Дело в том, что монах Анатолий, участвуя во второй Великой Отечественной войне СССР с гитлеровскими захватчиками, был тяжело ранен в левую руку, которая оперативным путем была отнята у него по локоть.

Может быть, это обстоятельство будет препятствием к рукоположению его в сан иеродиакона? Но по этому поводу считаю своим долгом доложить Вашему Высокопреосвященству нижеследующее.

Приглядываясь к монаху Анатолию за время его пребывания в монастыре, я невольно убедился в том, что он является весьма сильным физически и работает одной правой рукой умело и ловко. Он одной рукой хорошо и быстро колет дрова без посторонней помощи, ловко придерживая полено ногой. Носит рукой большие связки дров и даже участвует в просфорном послушании, хорошо натирая просфоры. По своему настроению он является хорошим монахом, безответно выполняет все возложенные на него послушания и было бы для него большим духовным утешением принятие сана иеродиакона, чего он вполне заслуживает.

Наличие в монастырских условиях нескольких иеродиаконов и архидиакона было бы ему в помощь в том отношении, что ему, как иеродиакону, не пришлось бы служить первым иеродиаконом, но всегда вторым или третьим, а своим голосом он смог бы украсить богослужение.

Наличие у него правой руки позволяет ему с осторожностью, хорошо напрактиковавшись, выносить и дискос на Литургии, и осенять себя крестным знамением, и свободно владеть кадилом, и только разве при выносе большого Евангелия на Всенощной встретится затруднение, но и его можно обойти, или не поручать ему выноса Евангелия, или большое Евангелие на случай его служения заменить малым, которое он свободно может вынести и одной рукой. В силу вышеизложенного полагаю, что наличие одной руки не будет мешать совершению им диаконского служения в монастыре.

Если Ваше Высокопреосвященство посчитает при вышеизложенных обстоятельствах возможным рукоположение монаха Анатолия в сан иеродиакона, то прошу на сие благословления и утверждения Вашего.

Послужной список монаха Анатолия прилагаю.

 

Вашего Высокопреосвященства, Всемилостивейшего Архипастыря и Отца

нижайший послушник Архимандрит Пимен

21 февраля 1953 г. № 21253».

 

В 1964 году наместник Псково‑Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов) назначил иеродиакона Анатолия на должность уставщика братского хора.

В 1977 году накануне монастырского праздника в честь преславного Успения Божией Матери 27 августа отец Анатолий был награжден орденом святого князя Владимира III степени.

В 1986 году 26 апреля перед Всенощным бдением иеродиакон Анатолий мирно почил о Господе в своей келии.

 

 

Воспоминания братии

 

Архимандрит Тихон (Секретарев):

«Иеродиакон Анатолий регентовал на ранних Литургиях народным пением. Пение было необычайно слаженным и молитвенным. Служил Божественную литургию только два раза в году: в день своего Ангела и в память пророка Божия Илии на приходе своего друга и однофамильца архимандрита Паисия (Семенова) в селе Юшково Печерского района. Кадил неспешно, с особым благоговением и внутренней молитвой. В день кончины, на вопрос, как здоровье, он ответил: «Да будет воля Господня. Сегодня умирать буду...». Архимандрит Александр (Васильев). Я с 1960 года был соседом по келии с иеродиаконом Анатолием.Когда ко мне обращаются братия с какими‑нибудь жалобами на монастырское начальство или на других братии — я всегда привожу в пример отца Анатолия: всегда в храме благоговейно стоял на клиросе и очень тихо делал уставные указания. В келии писал синодики, совершал келейное правило. На есколько минут поднимался на Святую горку немного отдохнуть. Сменялись монастырские начальства, и никто никогда не сделал ему даже замечания, потому что не за что, как и для него были все хорошие — и начальство, и братия».

 

Архимандрит Таврион (Балов):

«Весной 1982 года в монастыре случился монашеский «бунт». Десять человек из братии обители написали митрополиту и Патриарху жалобу на «бесчиние и грубость» тогдашнего Наместника и ушли из монастыря. А утром, когда надо было петь литургию, на клиросе остался один иеродиакон Анатолий, который несколько дней один пел за весь хор. Много было тогда разговоров про «бунтовщиков». Кто осуждал их, а кто и оправдывал. Чаще всего эти разговоры происходили в келии отца Анатолия. Он очень переживал, но молчал и тихо творил про себя Иисусову молитву. Когда же спор накалялся, то cтарец начинал молиться вполголоса, чтобы оградить слух свой и сердце от осуждения. Видя это, все быстро умолкали и расходились. Уже после того, когда «бунтовщики» не пожелали вернуться в монастырь, отец Анатолий за каждой службой молился о них и до своей кончины поминал их как путешествующих. Никто из братии не помнит случая, чтобы отец Анатолий кого‑нибудь осудил».

 

Игумен Ириней (Коваль):

«Не любил старец на клиросе праздных разговоров. Всегда пресекал попытки их заводить. Дверь в его келию никогда не закрывалась, Любой из братии мог обратиться к нему за помощью, если дело касалось церковной службы. Дар был у отца Анатолия от Бога данный. Спросит бывало кто из диаконов, что читать в  момент службы, так старчик, не листая, в один раз откроет книгу и укажет нужный текст».

 

Игумен Мефодий (Леонтьев):

«Отец Анатолий всегда благоговейно приступал к принятию Святых Христовых Таин. Причащался он обычно в воскресенье. При этом лицо его как‑то по‑особенному светилось. Накануне, в субботу он вообще не вкушал пищу. За два дня до смерти отец Анатолий видел сон, в котором ему был голос: «Готовься к ответу». Как‑то иеродиакона Анатолия спросили: видел ли он бесов? На что он ответил кратко: «Они гнусны!».

Перед смертью отец Анатолий заболел воспалением легких. В субботу 26 апреля ничто не предвещало скорый отход его души в Небесные обители. За 15 минут до Всенощного бдения я зашел к нему в келию. Лицо у больного было белое‑белое. Отец Анатолий подал мне расписание, и я отправился на вечернюю службу. Лишь только зашел в Михайловский храм, кто‑то из братии сообщил о смерти иеродиакона Анатолия.

Отпевали покойного в часовне монастыря. Кто‑то из пономарей из любопытства открыл лицо почившего. Было удивительно видеть на нем тихую светлую улыбку воссоединения его души со Христом, для которого он оставил мир и пришел в Святую обитель».

 

Архимандрит Феофан (Малявко):

«Иеродиакон Анатолий ежедневно утром и вечером ходил на службу в храм. Он был связан узами благочестивой дружбы с иеромонахом Паисием и отцом Иеронимом. И, собираясь вместе в келии отца Иеронима каждую полночь, они совершали полунощницу и монашеское келейное правило. Фотографироваться отец Анатолий не любил. Трапезу посещал вместе с братией в обед и ужин.

Однажды во время Литургии в Сретенском храме Владыка Иоанн, митрополит Псковский и Порховский, хотел рукоположить иеродиакона Анатолия в сан иерея. И сделать это так, чтобы отец Анатолий уже не мог отказаться. Для этого он сказал отцу Нафанаилу, в то время архидиакону, чтобы он подвел отца Анатолия на Малом входе. Тот же, узнав, что Владыка хочет его рукоположить, не подошел в положенное время. Владыка рассердился и приказал разоблачить отца Анатолия. Тот не возразил ни слова. После литургии за обедом отец Анатолий не подал и вида о происшедшем. Его лицо и душа были спокойны. Так он был кроток».

 

И вообще вся братия отмечает, что он имел тихую и умиротворенную душу. И этот мир и тишина его души передавались окружающим. Утром, в день смерти, иеродиакон Анатолий служил Литургию, а вечером окончилась его земная жизнь. Да упокоит Господь душу иеродиакона Анатолия в селениях праведных.

 

+

Завершим это краткое жизнеописание отца Анатолия молитвой ко преподобномученику Корнилию, составленную им самим по числу девяти Евангельских Блаженств.

МОЛИТВА

1

Умильно воспоминающе многотрудное житие твое и мученическую кончину твою, преподобне отче Корнилие, молим тя: поминай нас грешных и сирых пред Престолом Всевышняго Владыки, идеже ты непрестанно предстоиши и со дерзновением молишися за человеческий род.

2

Сохрани Святую обитель сию, идеже ты многолетно потрудился и мученическую кончину приял, отче Корнилие, угодниче Божий. Всех же подвизающихся в ней и спасения вечнаго чающих, подкрепи и поспеши на помощь к нам немощным и сущим во грехах.

3

Множество святых храмов создал во обители своей и окрест ея, боголепно их украсил. О, преподобный угодниче Божий отче Корнилие, помоги и нам убогим создати храм своея души и боголепно украсить его добродетельми, да станем жилищем Бога!

4

Высокую стену создал ты из камня, ограждающе обитель от мира, преблаженне отче Корнилие; огради и нас стеною твоего молитвеннаго предстательства от всех зол мира и греховных стрел его!

5

Ты многия иноверныя светом Христовой истины просветил еси и во ограду церковную привел еси, преподобне отче Корнилие: просвети же и нас сущих во тьме беззаконий и введи во ограду твоея любви, да возсияет и нам Свет Христов!

6

Богоматернему попечению обитель свою ты поручил еси и в знак сего святую икону Ея водрузивый, преподобне отче Корнилие: водрузи и в нас образ пламенныя молитвы ко Пречистой Владычице нашей Богородице, да будем всегда под материнским покровом Ея.

7

Вразуми нас на доброделание, согрей наши хладные сердца, отче Корнилие — угодниче Божий: укрепи сущих в иноческих подвизех. Да зряще твою великую помощь и ведяще добродетели твоя, прославим Всесвятое имя Отца и  Сына и Святаго Духа, и твое милостивое предстательство ныне и присно и во веки веков. Аминь.

8

Ты ныне ликуеши в Небесных Обителях во славе праведных и с лики мучеников, преподобие отче Корнилие: услыши и нас, сущих на земли, обремененных грехами многими и печалями. Испроси у Господа всем нам веру несокрушимую, надежду несумненную, любовь святую, нелицемерную. Умоли Господа и Пречистую Его Матерь даровати нам прощение всех наших согрешений.

9

Море житейское прошед воздержанием, достигл еси Райския широты. Идеже со Ангелы и со всеми святыми предстоиши Престолу Вседержителя, славою осияваем Света Присносущнаго. Молися, преподобномучениче Корнилие, в Троице славимому Богу о спасении душ наших.