Главная > О монастыре > Патерик > Схиархимандрит Паисий (Семенов)

Патерик

Схиархимандрит Паисий (Семенов)

Святейший Патриарх Пимен, будучи Наместником Псково‑Печерского монастыря, написал в характеристике одного из ее насельников: «Является украшением монастыря».
Кто же он — этот добродетельный инок, заслуживший такой отзыв? Простой и молитвенный схиархимандрит Паисий (Семенов), тогда иеромонах.

А вот что писал о нем митрополит Псковский и Порховский Иоанн (Разумов) в июле 1973 года, когда отец Паисий уже почти двадцать лет прослужил на приходе в Даличине (Юшкове): «Кроткий и смиренный. Является примерным священнослужителем и богослужения совершает со страхом Божиим и благоговением».

Петр (мирское имя о. Паисия) родился на праздник святых Первоверховных апостолов Петра и Павла в крестьянской семье Василия и Екатерины Семеновых. Родители были благочестивы, особенно мать, кончившая свою земную жизнь схимницей. Шел 1924 год, когда‑то зажиточные Семеновы теперь сильно бедствовали. Хозяйственные и трудолюбивые, они как «богачи» были раскулачены. Отец пытался драть лыко и плести корзины, но большевики не оставляли в покое: пойдет Василий на базар — продаст свои изделия, а они отнимут все деньги, да еще и побьют. Многодетная семья, в которой было 9 человек детей, жила сначала в селе Паторки Псковского района, п/о Красные Пруды, потом переехали в село Мишуткино.

Петр очень любил храм Божий, книжки духовные, избегал всякого веселья и шумных компаний, был тих и собран. Друзей он тоже себе завел благочестивых, намного старше: Ивана Михайловича Тихомирова и Андрея Семеновича Семенова, оба впоследствии стали насельниками Псково‑Печерского монастыря. Часто друзья собирались и читали божественные книги, вели духовные разговоры, вместе ходили в храм.

Петр имел хорошие способности к учебе и, закончив семь классов, поступил в сельскохозяйственный техникум в Пскове, но закончить его помешала война. В мае 1943 года Петр Семенов пришел в партизанский отряд Карамышевского района, но вскоре его перевели в Псковский партизанский отряд. Юноша жил у священника как помощник, наблюдал за передвижением немцев и передавал сведения. В январе 1944 года Псковщина была освобождена от фашистов, весь партизанский отряд, в котором служил Петр, был мобилизован на фронт. Рядовой Петр Семенов стал пулеметчиком. 22 августа 1944 года во время боя в его пулемет попал снаряд, и бойца засыпало землей. Петр пролежал в земле заживо погребенным 8 суток. Но Господу было угодно оставить в живых молитвенного, чистого телом и душой будущего служителя Престола Его. Петра нашли, только последствия контузии были тяжелыми: эпилепсия, гипертония и много других болячек. До декабря 1944 года Петр Васильевич пролежал в военном госпитале. Хорошая память, светлый ум, но приступы контузии не прекращались. Из ленинградской больницы в июне 1945 года его забрал друг и земляк Иван Михайлович Тихомиров.

За боевые заслуги Петр Васильевич Семенов получил орден Отечественной войны II степени, II группу инвалидности и стал военным пенсионером.

По возвращении домой Петр Васильевич построил матери и сестрам новый дом в селе Красные Пруды, так как старый в Мишуткине сожгли немцы (они выжгли несколько деревень). Мать сказала ему: «Любишь ты Богу молиться — так иди в монастырь». Обрадовался такому благословению юноша и пошел пешком в Печоры. Ночь застала его в Старом Изборске, он заночевал в стогу и к полудню был в обители. В это время в монастыре уже подвизался его друг и земляк Андрей Семенович Семенов (иеродиакон Анатолий). 15 октября Петр был принят послушником в дом Пресвятой Богородицы.

Петр был собран и сосредоточен, без нужды не говорил ни одного слова. Бывало братия не спрашивают его ни о чем, он и молчит сутки, а спросят — ответит одним словом, одной фразой.

Молодой послушник нес разные послушания, но самым любимым было послушание пономаря. Послушник Петр пел и читал на богослужениях, а между службами убирал алтарь и молился. Из храма он практически не выходил. На протяжении всей жизни во время молитвы он клал бесчисленное множество земных поклонов, на коленях у него никогда не заживали струпья, а в старости на голове  поклонов образовалась вмятина. Спал он четыре часа.

Спустя три года, 23 апреля 1948 года, послушника Петра постригли в мантию с именем Паисий, а 25 апреля того же года епископом Изборским Владимиром — наместником монастыря он был рукоположен в сан иеродиакона.

Служил иеродиакон Паисий ревностно и проникновенно. Он хорошо знал устав монашеский и устав богослужебный.

Духовником монастыря тогда был старец иеросхимонах Симеон, ныне прославленный в лике святых. Однажды пришел к отцу Симеону отец Паисий и говорит:
— Отче, чудное видение было мне сегодня в алтаре: подошла ко мне Матерь Божия и поцеловала в лоб. Красоты необыкновенной Царица Небесная, на Ней мантия архиерейская, клобук, а на клобуке бриллиантовый крест. Что все это значит?
— Скоро будешь священником, — сказал прозорливый старец.

27 сентября 1949 года иеродиакон Паисий был рукоположен в иеромонаха.

Иеромонах Паисий приходил в храм задолго до начала богослужения и часами совершал проскомидию. Как‑то алтарник видел: стоит у жертвенника батюшка Паисий, вынимает частицы из просфор, а руки его окутаны голубым дымом.

В 1952 году отец Паисий был командирован на два года исполнять обязанности настоятеля храма Рождества Христова в Бельско. В 1954 году он поступил в Ленинградскую Духовную семинарию, но митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий, когда узнал об этом, сказал: «Ты и так начитан, надо приходы поднимать», — и направил в Олонецкую епархию. Тогда отец Паисий попросился в Юшково, в с. Даличино, так как у него в партизанском отряде была травмирована нога, в холоде боль обострялась, да и контузия в суровом климате сказывалась резче.

Просьба была уважена: 9 ноября 1954 года митрополитом Ленинградским и Новгородским Григорием был подписан указ о назначении иеромонаха Паисия (Семенова) настоятелем Ильинской церкви села Даличино, п/о Юшково, Качановского (ныне Печорского) района.

Село это отстоит от Печор на 50 километров, автобусы туда тогда не ходили. Рядом граница с Латвией, кругом хутора и болота. В те времена в селе была начальная школа, но молодежь, конечно, уезжала в город, а с развалом страны практически никого не осталось. В храм ходили несколько старушек. Для делателя умной Иисусовой молитвы это уединение было промыслительно.

Всю свою пенсию до копеечки батюшка отдавал на храм, кроме одного монашеского облачения, не имел ничего. Его карманы всегда были пусты. Храм ремонтировал сам, что не мог — просил людей. Ползком на коленях мыл полы — болели ноги. Носил дрова, воду, по‑прежнему часами клал земные поклоны с Иисусовой молитвой, читал святых отцов, делал из них выписки и раздавал людям.

Он устроил у себя на приходе как бы монастырский скит — служил по полному монастырскому уставу. Никогда никого не осуждал, а если это делали в его присутствии — уходил. Никто его не видел праздным или смеющимся.

Постепенно местное население полюбило кроткого и ласкового батюшку, и председатель колхоза сменил гнев на милость: крестил и венчал своих детей, давал в помощь колхозный трактор, чтобы засадить церковный огород картошкой. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) направлял к отцу Паисию паломников собороваться, венчаться, крестить (в городе священники могли за это пострадать). Треб стало очень много: иногда в день было по три соборования.

Отец Паисий отремонтировал храм, построил новый церковный домик.

В 1963 году отец Паисий получил сан игумена, а в 1975 — митру, от которой долго отказывался.

Сначала ему помогала по хозяйству мама, которая приняла постриг с благословения архиерея (батюшка тайно никого не постригал). Ранним утром шли они из церковного домика в храм совершать богослужение, ударяя в металлические предметы, чтобы отпугнуть волков, во множестве живших в округе и подходивших к самому домику и храму. Позже к отцу Паисию приехала сестра Мария, также принявшая монашеский постриг. Обе они похоронены в Юшково. В 1973 году архиепископом Иоанном (Разумовым) в помощь к отцу Паисию была направлена псаломщица Валентина Григорьевна, которая до последних дней была с о. Паисием.

1 июня 1992 года по состоянию здоровья архимандрит Паисий был уволен за штат, но Юшково не оставил, так как не хотел разлучаться со своей пустынькой. Изредка он совершал богослужения, но чаще причащался сам и причащал немощных запасными Дарами. Он по‑прежнему много молился ночами.

В декабре 1999 года пустыннику стало совсем плохо, и его привезли в монастырский лазарет. Здесь его постригли в Великую схиму с прежним именем, а 26 февраля 2000 года он почил о Господе.

Одна богобоязненная христианка, знавшая его всю жизнь, как‑то незадолго до смерти старца‑пустынника сказала ему на исповеди: «Батюшка, я Вас давно знаю, Вы — в святой». Первый и единственный раз жизни закричал отец Паисий: «Уйдите от меня! Какой я святой?!». Такое великое смирение имел молитвенник Божий схиархимандрит Паисий.

Да упокоит Господь схиархимандрита Паисия в селениях праведных!