РУС
ENG
DEU
FR
 
 
 
 

Схиепископ Макарий (Васильев). 1871-1944


Владыка Макарий, судя по надписи на могильной плите в монастырских пещерах, родился 1 сентября 1871 года ( по другим данным – 26 октября того же года) в Тихвине.

С раннего возраста поступил в соседнюю Макарьевскую пустынь; даже первоначальное образование он получил у мест­ных старцев. Всего будущий схиепископ прожил здесь около 30 лет; принял монашеский постриг в 1900 году с именем Кирилл, а в 1901 году был рукоположен во иеромонаха. Некоторое время являлся настоятелем подворья пустыни (в Любани).

В 1906 году отца Кирилла назначили настоятелем самого Воск­ресенско-Макарьевского монастыря, где он и был возведен в 1910 году в сан игумена.

В июне 1921 года здесь же в обители игумена Кирилла хиротонисали во епископа Любанского; хиротонию совершили прибывшие из Москвы епископы Трофим (Якобчук) и Серафим (Чичагов). Но и после этого Владыка Кирилл оставался настоя­телем пустыни.

15 июля 1924 года епископа Макария вместе с 15-ю иноками арестовали чекисты — за сокрытие от большевиков монастырских «драгоценностей». Братий увезли в Новгород и там судили. Епископу Кириллу дали немалый по тем временам срок: пять лет тюрьмы со строгой изоляцией.

По некоторым сведениям Владыка Кирилл по отбытии заключения вернулся в родную обитель, где и оставался до ее закрытия в 1932 году. Известно, что в 1929 году он принял схиму с именем Макарий, а впоследствии, уйдя из ликвидированного большевиками родного монастыря, стал схиепископом*-странником (он, возможно, считался лишенным всяких гражданских прав ссыльным: в монастырских документах имеется упоминание о том, что около 10 лет Владыка находился в ссылке).

*Схиепископ Макарий был катакомбным епископом. Времена для Церкви были столь тяжелы, что было решено возвести его в епископский сан тайно. Он должен был, в случае если весь епископат Русской Православной Церкви будет уничтожен, оставаться “в подполье”, чтобы иметь возможность с двумя другими такими же епископами возвести кого-то, в свою очередь, во епископы. Ведь апостольская преемственность не может прерваться... В Псково-Печерском монастыре. Воспоминания насельников. М., 2001. С. 159-160.

В это десятилетие, вплоть до начала Великой Отечественной войны и захвата немцами Новгорода, схиепископ Макарий занимался деятельностью катакомбного епископа в пределах Новгородской и Петроградской губерний: объезжал города и села для совершения тайных богослужений и треб, постригал желающих в монашество, рукополагал в священники лиц, которых он сам приготовлял к принятию этого сана.

Приход германских войск застал схиепископа в Чудове, и он сразу отправился в свой бывший монастырь, желая собрать уцелевших насельников и возродить обитель. Здесь Владыка узнал о страшном злодеянии нацистов. Перед войной в зданиях пустыни располагался инвалидный дом. Пришедшие немецкие оккупанты выгнали в поле 300 больных женщин и детей и расстреляли. Не позволили нацисты и возродить монастырь.

В конце 1941 г., после Тихвинского контрнаступления советских войск, Макариевская пустынь оказалась недалеко от новой линии фронта и была занята германскими войсками, созда­вшими в монастыре мощный опорный пункт. Владыка сопротивлялся этому занятию, в частности, размещению в одном из зданий обители немецкого штаба, за что был перевезен оккупантами в Чудово (в дальнейшем Макариевская пустынь оказалась полностью разрушенной в ходе боевых действий).

В начале 1942 г. Владыка и его келейник иеродиакон Вукол были перевезены немцами в Псков, и 14 апреля 1942 г. они поселились в Псково-Печерском монастыре**, при этом иеродиакон был назначен игуменом Павлом (Горшковым) на должность уставщика.

**В Псково-Печерский монастырь в годы Великой Отечественной войны пришло еще несколько бывших насельников Макариевской пустыни: упомянутый иеродиакон Вукол, архимандрит Феодосий, иеромонах Феодосий, а в феврале 1945 г. — иеромонах Афиноген (Агапов, в будущем Псково-Печерский старец, духовник обители.)

Владыка Макарий решил навсегда остаться в Печерской обители, где сразу повел строгую молитвенную жизнь, ежедневно посещая храм и, хотя он пребывал в обители на особом положении, периодически служил, а 7 июля 1942 года возглавлял крестный ход вокруг стен монастыря.

Ему тогда было более 70 лет. Высокий, сухощавый, аскетиче­ского вида старец еще казался крепким и энергичным. Это был истинный монах: строгий постник и усердный молитвенник скоро стяжал всеобщую любовь среди насельников монастыря.

Немногим посещавшим его лицам схиепископ Макарий рассказывал историю своей многотрудной жизни в СССР. По его собственным словам, в течение более 10 лет он не ночевал подряд двух ночей в одной и той же квартире. С большими предосторожностями и постоянной опаской и оглядкой он скитался из селения в селение, из одного города в другой. Работал у крестьян в колхозах в качестве пастуха. Он имел многочисленных духовных чад — мирских, тайных монахов и тайных священников. Шутя говорил, что у него была своя духовная семинария и академия, он тайно готовил людей к принятию священного сана.

Он предсказал неудачное окончание войны для немцев и свою собственную кончину: «Я уже не вернусь отсюда». В Печерском монастыре схиепископ Макарий проживал в здании трапезной, в нижнем этаже***.

***Протопресвитер Михаил Польский. Новые мученики Российские: В 2 ч. Б. М.: Товарищество “Светлячок”, Б. г. Ч. 2. С. 284-285. (Репринт издания: Джорданвилль, 1957).

Схиепископ погиб во время бомбардировки обители советской авиацией в ночь с 31 марта на 1 апреля 1944 г. Осколок бомбы поразил Владыку в его келье во время коленопреклоненной молитвы перед иконами. «...бомбили город в продолжение всей ночи, в четыре приема, с перерывами в 40—50 минут. К счастью монастыря, огромные двухтонные бомбы падали в стороне... На монастырь упал десяток бомб меньше-го калибра. Одна из бомб упала на площади против трапезной и вырвала с корнем росший там многолетний дуб».

В обители объявили тревогу, но Владыка Макарий не пошел в пещеры, чтобы укрыться от опасности. Недалеко от окна его кельи взорвалась бомба; осколками пробило оконное стекло, и один из них убил Владыку на месте, попав прямо в сонную артерию. «Развернутое на аналое Евангелие и молитвослов были залиты кровью. Находившийся в двух метрах келейник отделался испугом. Остановившиеся часы показывали 9.47 вечера. <...> Бомбардировка причинила монастырю большие повреждения: пострадал Михайловский собор, братский корпус-трапезная, фасад Успенского пещерного храма. Город Печоры тоже пострадал сильно. <...> Человеческих жертв было около 70—80 человек».

В опубликованной в газете «Православная Русь» (1944. № 13-14. С. 7) после смерти схиепископа статье отмечалось, что в период пребывания в Псково -Печерско м монастыре он снискал «общую любовь, как искренний и горячий молитвенник за Родину и народ русский... И в тяжелые годы жизни в советской России Владыку чтили многие тысячи православных людей за его молитвы, помощь, ласку и за служение ближним. Многие рисковали своей свободой и жизнью, чтобы облегчить страдания Владыки во время его многочисленных ссылок и гонений.

В лице его русские люди потеряли истинного ревнителя Православия, который оберегал заветы Церкви, несмотря ни на какие личные страдания».

Чин погребения погибшего схиепископа Макария совершили в монастырских пещерах 2 апреля 1944 года.

Похоронен был схиепископ Макарий в Богом зданных пещерах обители неподалеку от креста там, где обычно служатся панихиды.

Со святы ми упокой, Христе, душу раба Твоего схиепископа Макария и его святыми молитвами помилуй нас, грешных.

Составлено по материалам: У пещер Богом зданных. М.: Правило веры, 1999. С. 301-303;
Михаил Шкаровский. Судьбы иосифлянских пастырей. С-Пб.:Держава, Сатисъ, 2006. С. 457-458 2007 г.