РУС
ENG
DEU
FR
 
 
 
 

Приветственное слово митрополита Псковского и Порховского Тихона ​в Свято-Троицком кафедральном соборе в день прибытия на Псковскую кафедру

 

Дорогие Владыка Сергий, Владыка Фома, дорогие отцы наместники, отцы настоятели, батюшки, приехавшие с приходов ближних и дальних, матушки игумении, монахини, дорогие братья и сестры, прихожане и этого храма, и других храмов Псковщины!

В первую очередь хотел бы от всего сердца поблагодарить вас за то, что вы собрались здесь встретить меня, которого прислали благословением Священного Синода, Святейшего Патриарха сюда на Псковщину продолжить дело ваших великих предшественников, святителей, игуменов, монахов, священников, мирян, которые созидали ту исключительную, ни на что не похожую духовную жизнь, которая известна всей Церкви и в России, и за ее пределами.

Псковская епархия, та, которую я помню в начале 80-х годов, представляла собой совершенно удивительное зрелище. Храмы были совсем не богаты, но это было конечно же не главное. Богатство духовное: монахи, священники, монастырь, тогда только один – все это привлекало к себе больше, чем самые блестящие соборы, чем самые велеречивые проповедники. Здесь было то, чего пожалуй, не было нигде или, по крайней мере, встречалось очень и очень редко. Здесь люди находили главное – такую жизнь с Богом и такое общение с Богом, которое не забывалось потом десятилетиями, которое определяло жизнь человека, а иногда и коренным образом меняло ее. Здесь я вижу священников, уже убеленных сединами – отец Олег, отец Владимир, которые когда-то были еще батюшками с черными бородами, и мы, совсем молодые люди, еще мальчишки, приезжали к ним. Отца Александра с Верхнего Моста здесь нет, но ничего, заедем к нему. Но и конечно те священники, которых уже нет среди нас. А сколько их было! Не буду перечислять. Все их имена для нас святы, все их имена в нашем сердце, их жизнь является и примером, и упреком для нас, потому что если христианин что-то видел, если видел высоту духовную, если видел истинное Богообщение, то он не может представлять никаких оправданий в том, что он не восходит по тому пути, который показан, указан ему Господом. Никаких нет оправданий, что порой мы размениваем этот путь на нечто другое, не имеет значения на что. Это служит упреком нам, но и поддержкой нас немощных: и взгляд отца Иоанна, и отца Николая, и отца Серафима, и отца Пантелеимона покойного, и многих, многих, многих других.

Я хотел бы особую благодарность принести Владыке Евсевию. Я сейчас смотрел сайт Псковской епархии и видел, как часто, как много он молился, как много он совершал Божественную Литургию, несмотря на все те немощи, о которых мы все знаем. Ум, голова – светлые, а плоть уже немощна. И вот в этом состоянии он постоянно совершал Божественную Литургию. От всего сердца, я глубоко в этом убежден, от всего сердца он заботился о вверенной ему Господом епархии, о вверенной ему Господом митрополии. Все свои силы, весь свой разум он прилагал для блага. Иногда он казался слишком строгим, но это все не имеет никакого значения. Каждый человек стоит перед Богом и может управлять и нести свое послушание так, как он в состоянии. Но в искренности намерений и в том, что все свои силы Владыка Евсевий полагал на благо епархии, митрополии, конечно, никто из нас не может сомневаться. Искренний и низкий ему за все это поклон. Надеюсь навестить его в Спасо-Елеазаровском монастыре и принести ему свою самую и самую искреннюю благодарность и глубокое-глубокое почтение.

Дорогие отцы, братья и сестры! Дорогие Владыки! Промыслом Божиим аз грешный прислан сюда. Для меня это неожиданно было, но, как говорил отец Иоанн, главное в духовной жизни это надежда на промысел Божий и рассуждение с советом. Промысел Божий укрепляет нас, и даже когда неожиданно так пришлось оставить 25 лет взращиваемую обитель, которая, конечно, как ребенок. Каждый из священников, из монахов, который строил храм, устроял его, тем более с нуля, как было в Сретенском, прекрасно понимает эти чувства. Но не надо малодушествовать! Действительно это промысел Божий, и Господь даже на естественную человеческую скорбь отвечает какой-то поддержкой внутренней. Тем, что, как говорят, складывается в сердце нашем.

Вчера я совершал последнюю Божественную Литургию в Сретенском монастыре, а это был день Псково-Печерской иконы Божией Матери «Умиление». Это как раз та икона, которую подарил мне и которой благословил меня отец Иоанн на путь в Сретенский монастырь. И сегодня день памяти святого апостола Иоанна Богослова, день ангела отца Иоанна. Таким вещам, таким событиям и связи, конечно, не надо предавать слишком большого значения, никогда. Но, как говорится, в сердце это поневоле складывается и укрепляет, конечно, укрепляет, даже когда радикально меняются жизненные обстоятельства.

17 мая, когда Святейший возвел меня в сан митрополита, это как раз тот день, когда мы отмечали годовщину освящения нашего храма святых Новомучеников и Исповедников Церкви Русской. 17 мая, на Вознесение, именно в этот день, впервые совпало, в 2007 году было подписано воссоединение с Зарубежной Церковью, в котором я принимал некоторое участие. На Вознесение и день хиротонии одного из моих учителей, митрополита Питирима. Господь укрепляет нас. Что бы не случилось – главное верить в Его промысел и с радостью вступать на любую новую стезю, которая нам указана Божественным промыслом. Я очень и очень надеюсь и верю, что наше общее дело здесь на Псковской области, на Псковской епархии будет и радостным, и созидательным, и счастливым. Все трудности, которые будут неизбежно стоять на пути, с Божией помощью преодолеем молитвами тех великих святых, прославленных и не прославленных, которые молятся за вас, за всю митрополию, ну и наверное, за меня грешного.

К сожалению, я сейчас должен буду время от времени отъезжать, потому что много еще осталось послушаний в Москве. За меня будет оставаться Владыка Фома. А вам всем мы пришлем телефон священника, по которому можно со мной будет всегда связаться. Надеюсь, что где-то после 7-8 числа я уже буду более-менее, если Господь даст, доступен, и тогда можно будет записываться, приходить. Понемногу будем объезжать храмы, смотреть у кого какие нужды. Надо будет в какое-то обозримое время, не срочно, сделать собрание епархиальное, подумать о каких-то насущных проблемах, в первую очередь духовных: о воскресных школах, о евангельских кружках, чтениях, о просвещении народа, в первую очередь, о молодежном движении. А потом уже о каких-то хозяйственных вещах: позаботиться о священниках, которые за штатом, позаботиться о нашем Духовном Училище, не перекладывая тяжесть этого всего на духовенство, потому что я знаю не по-наслышке, а по-настоящему знаю, как непросто особенно на отдаленных приходах духовенству. Нужно подумать о том, как сохранять нам наши великие святыни, которые в светской жизни называются памятниками архитектуры, древними памятниками, здесь тоже у нас есть вопросы, которыми надо спешно заняться, где-то даже очень спешно. Ну и так далее, и так далее… Думайте о каких-то своих предложениях, думайте о каких-то важнейших вещах, которые важно не упустить. И Бог даст, посоветуемся с благочинными, посоветуемся с Владыками и в какое-то обозримое время соберемся все вместе и будем иметь возможность подробно и долго поговорить. А сейчас – спаси Господи, прошу напутствовать вас вашими святыми молитвами. Храни Господь!.